Ждать беды или искать пути решения?
11.02.2019
ЖДАТЬ БЕДЫ ИЛИ ИСКАТЬ ПУТИ РЕШЕНИЯ?
(Открытое письмо учителя и общественного активиста Валентины Анатольевны Кукшегоровой Президенту России Владимиру Путину)

Строительство Верхне-Свирской гидроэлектростанции по плану ГОЭЛРО было начато в 1932 году на реке Свири в Ленобласти. Закончили строительство после войны в 1951 году, а в 1953 году ГЭС заработала на полную мощность. Река Свирь – одна из крупных судоходных рек Северо-Запада России, соединяет Онежское и Ладожское озёра и является частью Волго-Балтийского водного пути. Верхне-Свирская ГЭС входит в состав Каскада Ладожских гидроэлектростанций.
В ходе строительства был устроен авто-гужевой технологический проезд для обслуживания гидротехнического сооружения. Грузоподъёмность по проекту 10 тонн. Проезд состоит из фермовой части (над водосбросом) и консольной части вдоль здания ГЭС (самой опасной при разрушении). Общая длина проезда 250 метров, ширина 7 метров.
Гидростанция сыграла роль градообразующего предприятия: ГЭС связала оба берега реки и дала толчок для развития промышленности. Посёлок Подпорожье в 1956 году стал городом, а в 1965 году - районным центром в границах, в которых пребывает и поныне. Технический проезд через ГЭС стал с восьмидесятых годов прошлого столетья восприниматься руководством района и поселениями как мост через реку Свирь. Альтернативный объезд составляет 250 км (через республику Карелия и Лодейное Поле).
Все районные службы: администрация, поликлиника, больница (в посёлках больницы закрыли, оставив амбулаторное обслуживание), отдел внутренних дел и социальные службы расположились на левом берегу в г. Подпорожье. На правом берегу продолжают существовать ряд деревень, посёлок Ольховец (заявленный как часть города), станция Свирь и два посёлка (Никольский и Важины). Они получили стремительный толчок для развития в 70-е годы за счёт Свирской судостроительной верфи, Подпорожского порта с перевалочными работами на территории вблизи п. Никольский, гравийно-щебёночного завода вблизи п. Важины, лесозаготовительных организаций, совхоза «Подпорожский».
С уничтоживших всё и вся в 90-х годах, лес стали возить не по реке, а автотранспортом. Полная гружёная масса сейчас достигает 60 тонн, транспортировка идёт круглый год. Кроме того, строительная техника, пожарные автомобили, рейсовые автобусы и менее тяжёлый транспорт создали интенсивную нагрузку на автогужевой технологический проезд.
Интенсивный проезд по гидротехническим сооружениям привёл к повреждению железобетонных конструкций (началось отделение жёсткой арматуры от бетона). Проводимые ремонты улучшения состояния проезда не дали, а обследование в 2013 году показало критическое состояние проезда и невозможность дальнейшей безопасной эксплуатации.
За это время неоднократно вводили запрет на пропуск через плотину автотранспорта грузоподъёмностью более 10 тонн, но находились причины (всегда веские!) и всё шло по-прежнему. Сейчас для снижения риска обрушения технологического проезда вновь введены ограничения, установлены бетонные блоки. С 2010-2012 -го годов страх поселился в жителей за возможную катастрофу, но нас кормят сказками, что всё поправимо, просто надо ждать. Чего? Обрушения, разрушения? Кто не знал, что нужен мост через Свирь, если это была головная боль и поселений, и района, и субъекта, которая в дни отчётных собраний и предвыборных кампаний усиливалась, а потом незаметно стихала.
Руководством Верхне-Свирской ГЭС с 2017 года проводилась работа по подготовке проекта, а в январе 2019 года проект реконструкции переезда направлен на Государственную экспертизу.
По данным комитета по дорожному хозяйству Ленобласти запланированы следующие виды работ: полная разборка дорожной одежды мостового полотна и подходов с последующим устройством новой дорожной одежды, разборка всех железо-бетонных пролётных строений переезда на станционной и водосливной частях ГЭС и др.
Перечень работ дан далеко не полный. Существуют более серьёзные проблемы, позволяющие сделать вывод: износ конструкций таков, что при дальнейшей эксплуатации велик риск внезапной потери устойчивости конструктивных элементов сооружения.
Главная проблема: реконструкция без прекращения движения по плотине на срок проведения работ (а это два года!) невозможна: не позволяют габариты переезда.
Плановый срок вывода на реконструкцию-2019 год. Ввод в строй запланированного к строительству моста через Свирь - конец 2021 года - начало 2022 года (по данным газеты «Свирские огни» № 49 от 07.11.2018года). Средства (пять миллиардов рублей без учёта развязок) – это ещё одна головная боль для области и района.
Но надо помнить, что и после реконструкции сохранится грузоподъёмность технологического проезда в 10 тонн!
При отсутствии автомобильного сообщения останутся отрезанными от жизнеобеспечивающих организаций и предприятий более половины жителей района, в том числе, недоступными будут больницы, поликлиника, детсады, школы (средние в посёлках успели позакрывать!). На правом берегу усилится безработица и как следствие – обнищание и без того с трудом выживающих семей. Проблемы занятости населения, нарушения ритма работы мелких предприятий, развал их работы из-за дороговизны объезда и потерь рабочих, не имеющих возможности для ежедневных поездок на работу за 250 километров и обратно (!),- всё приведёт к деградации муниципальных образований и района в целом. Даже вывоз ТБО станет невозможен! Объездная дорога через Важины далее на Усланку, Куйтежу (в Карелии) – это грунтовая дорога. К тому же, мост через реку Важинку (д. Курпово) рассчитан на грузоподъёмность в 20 тонн, а в Усланке, Куйтеже ещё меньше(!). Сейчас уже лесовозы с прицепами по несколько штук в день проезжают со стороны Карелии и обратно, а дорожный знак у моста в Важинах скромно закутан укрывным материалом.
Где работать, на что кормить детей, как содержать больных и престарелых родителей? Многие предприниматели (даже в городе) сокращают работников, понимая, что удорожание перевозки грузов приведёт их предприятия к краху. Что может изменить Правительство РФ в сложившейся ситуации, чем конкретно помочь?
Как построить мост за год-полтора, чтобы остановка проезда по плотине ГЭС не смогла привести к пагубным последствиям для жизни района? А ведь можно дождаться и повторения Саяно-Шушенского (не дай, Бог!) варианта. Рисковать, откладывая ремонт на гидростанции ожиданием окончания строительства моста, - вещь опасная и непредсказуемая.
Из ответа комитета по дорожному хозяйству Ленобласти (исх. 04-2050/2018—0-1 от 29.12.2018г) знаю, что были направлены обращения о выделении бюджету Ленобласти целевых средств и в Правительство РФ, и министру транспорта РФ. Комитет пытается найти внебюджетные источники и частных инвесторов, чтобы реализовать проект строительства моста через Свирь.
Такой ответ был бы оптимистичным для нас, если бы шёл 2012 год. А на сегодня - это агония перед смертью.
Прошу внимательно отнестись к моему письму и принять экстренные меры. Думаю, что без них не обойтись. Пишу по поручению жителей Правобережья реки Свири. Из года в год на собраниях жители ставят администрации поселений в дурацкое положение: требуют мост. Что отвечать, если денег нет, способы влияния на субъект исчерпаны, что-либо изменить не в состоянии. Но получается, как всегда виновата местная власть, а страх за судьбу семей родит у населения только злобу, тем более, что в посёлках нет работы для тех, кто её потеряет в городе. На Правобережье заброшены судоверфь, сельхозтехника, сельхозхимия, шпалозавод, гравийно-щебёночный завод, порт, пустуют совхозные земли и уже развалились коровники…
Здесь уже строить мост надо как в войну, а не нашими темпами. Представьте, что это Ваши семьи перебиваются с хлеба на квас, а их и этого должны лишить. Но ещё более жутко сознавать, что могут перенести сроки ремонта на плотине: ожидать, когда построят мост, зная аварийное состояние ГЭС, это сидеть на горячих угольях, сказали бы наши деды.

← Назад к списку новостей