Урок исторической анатомии
04.02.2019
УРОК ИСТОРИЧЕСКОЙ АНАТОМИИ
В краеведческих поисках самые ценные сведения передают, конечно же, люди, бережно хранящие историю своего рода и малой родины в своей цепкой памяти, в старых фотографиях, письмах и документах.
Таким надёжным хранителем времён для родной деревни Чикозеро стал почётный гражданин города Подпорожья - учитель с большой буквы Евгений Викторович Гапачев. Дом его ещё дореволюционной постройки хранит следы важных исторических эпох, в нём даже двери с оконными рамами были перевезены из финских блиндажей. Во время очередной записи воспоминаний он коснулся и горькой темы репрессий. Его дедушка Григорий Иванович в детские годы из-за смерти родителей стал сиротой. Ещё в девятнадцатом столетии на воспитание взял его местный священник Воскресенский Иван Алексеевич, который стал заботиться о сироте с той же любовью, что и о своих детях. Потому и воспитывался мальчик так, что решил свою судьбу связать с церковной службой. После окончания духовного училища в столичной городе Олонецкой губернии - Петрозаводске был зачислен псаломщиком на другой берег Онежского озера в деревню Водла. Там он, будучи умелым плотником, построил новый храм, а затем смог вернуться в родное Чикозеро уже семейным человеком. Заботливый священник Воскресенский подарил ему свой старый домик неподалёку от храма. После революции вступил Григорий в колхоз, работал на совесть наравне со всеми, но по доносу троих жителей деревни вместе с ещё двумя односельчанами был арестован. В Винницах его обвинили в подготовке взрыва моста через Свирь и покушения на товарища Сталина. Осознав, что упорствовать против нелепых обвинений в той обстановке бессмысленно, Григорий Иванович подписал признание и был отправлен, как и деревенский кузнец, на десять лет "врагом народа" в суровые степи под Карагандой. Их сосед, отказавшийся признаваться, был вскоре расстрелян на окраине Винниц.
В тех невыносимых условиях сурового лагеря спасли Григория Ивановича уроки священника, который обучил его долготерпению, вере и умению писать каллиграфическим почерком. Лагерное начальство через некоторое время перевело его с невыносимого рытья канала в писари, которых очень не хватало. Поэтому он выжил и вернулся, при жизни получив справку о реабилитации, хотя и жил в родной деревне поначалу без права голосовать, работая на лесозаготовках и сплаве. Правда, самое большое горе его было в том, что погибли в первые месяцы войны, защищая Ленинград, все три его сына...
А внук Евгений Викторович, готовясь стать учителем, встретился в Петрозаводске с потомков того, кто участвовал в аресте его дедушки. Готовясь к экзамену по анатомии, он попросил у старшекурсника записи с лекций. В них оказалась старая фотография Чикозера. Они разговорились и поведали друг другу о судьбе своих семей. У Евгения Викторовича не было тогда претензий к этому человеку, который не может нести ответ за тёмные дела своих отцов и дедов, но урок запомнился на всю жизнь. Суть его в том, что наши слова и поступки могут вернуться к нам или к нашим детям и внукам даже через многие годы порой и неожиданным образом. Помнить об этом желательно каждому постоянно...
Подробней с воспоминаниями Евгения Викторовича о прежней жизни Чикозера и его окрестностей, об удивительных событиях в его семье познакомлю читателей в других публикациях на основе диктофонных записей.
На фото из семейного архива Гапачевых возвратившийся из заключения Григорий Иванович.

← Назад к списку новостей