Такие уроки лучше не повторять
16.03.2021
ТАКИЕ УРОКИ ЛУЧШЕ НЕ ПОВТОРЯТЬ
Тысячи лет люди в особые дни просят друг у друга прощения в надежде не причинять новые обиды, не нянчить в душе старые, но вскоре почти все возвращаются к привычному образу мыслей и жизни, забыв про целительную прививку искреннего прощения до следующего призыва становиться лучше…
А этот обычный круг может стать роковым, как в годы репрессий, когда доносы на соседей и знакомых писались миллионами. Думаю, и среди нас при запросе государственной системы найдутся «патриоты», готовые обвинить других в недостаточной патриотичности и искажении истории, в неоправданной симпатии к иностранцам и в чём-либо ещё, лишь бы выслужиться или свести счёты…
Поэтому в этот день хочется напомнить про поучительную историю одной из тысячи семей Присвирья, по которой прошёлся безжалостный молох репрессий. Главный герой этой трагедии был известным и уважаемым дворянином, который вынужден был после революции искать средства, чтобы обеспечивать семью всем необходимым, организовывал, говоря современным языком, успешный малый бизнес, давал землякам работу, предоставлял необходимые услуги, а в период коллективизации распродал основное имущество и вступил с сыном в колхоз, где продолжал трудиться уже в преклонном возрасте.
Жил 62-летний хлебороб колхоза «Сталинец» Тютрюмов Пётр Васильевич к моменту нежданного ареста в деревне Шаманова Гора Оятского района и числился у НКВД в списке кулаков с дворянским происхождением. Допрашивали его, видимо, с пристрастием, так как пожилой и грамотный человек признался во всех надуманных обвинениях, прекрасно понимая, что его подпись в протоколе поможет смертному приговору. Свидетелями против него выступили председатель сельского совета и два колхозника, одному из которых было уже восемьдесят лет. При этом ответы на вопросы дотошного следователя оказались очень схожими с упоминаниями о 500 десятинах земли, даче и мельнице до революции в собственности обвиняемого, о его избирательной активности во время выборов в Учредительное собрание в 1917 году, спекуляции и эксплуатации в 20-е годы и антисоветских высказываниях в период коллективизации, хотя сын Петра Васильевича Николай был председателем колхоза. Обвиняли в нашем понимании пенсионера и в тунеядстве в жаркий период страды, так что приговор Тройки НКВД о расстреле в сентябре 1937 года был основан на этих показаниях, как подтверждении враждебности Петра Васильевича к партии и власти.
И, казалось бы, родным нашего без вины расстрелянного земляка можно было жить с обидой на тех, кто способствовал расправе и на их потомков, но они понимали, что надо жить во имя будущего с любовью и уважением к людям. Потомок Петра Васильевича Тютрюмова Елена рассказала, что его сын Борис всю жизнь прожил в деревне Тервеничи, а после окончания техникума в Волхове работал главным инженером-электриком совхоза "Оятский", какое-то время был даже председателем исполкома. Она вспоминает: «Это был высокий, красивый, очень добрый мужчина с темными густыми волосами, голубыми глазами. Он с большим уважением относился к людям, как и они к нему, присутствовали в нем какая-то внутренняя порядочность, благородство, мужская стать, а главное он умел любить естественно, искренне, безусловно. Он был надежен, ответственен за семью, хороший хозяин в доме, любил читать историю Древней Руси. Его жена, моя мама, Мария Михайловна, была родом из Оятского Нового Села, этой деревни тоже уже давно не существует. После окончания педучилища ее направили работать в Тервеничи учительницей и поселили квартиранткой в доме Тютрюмовых. Жили они хорошо, относились к друг другу с любовью и уважением. Два брата моего отца погибли на фронте, а он во время войны был ещё маленький, но, как все дети того тяжелого времени, трудился в колхозе наравне со взрослыми.»
Елена прислала и фотокопиии документов из уголовного дела и о послевоенной реабилитации расстрелянного дедушки, который до конца нёс свой тяжкий земной крест и оставил после себя замечательных потомков. Эти материалы войдут в новую книгу, как нужная обществу память о страшном периоде нашей истории, чтобы такое горе не забывалось и больше не повторялось. Буду признателен землякам, если кто-то также поделится копиями документов своих родных по теме репрессий в Присвирье.
На снимке Борис Тютрюмов

← Назад к списку новостей