Лодейнопольской районке 95 лет
27.10.2019
ЛОДЕЙНОПОЛЬСКОЙ РАЙОНКЕ 95 ЛЕТ
Первый номер местной газеты в старинном городе Лодейное Поле вышел в октябре 1924 года под соответствующим для той эпохи названием "Красное Поле".
  Менялись её сотрудники и редакторы, как и имя любимой лодейнопольцами районки, но сохранилась преемственность и народная память в газетных строках. Вчера старые подшивки с ностальгией перелистывал в Лодейнопольской библиотеке известный журналист Валерий Татаров, который ответил на несколько вопросов для юбилейного выпуска, а сегодня своими воспоминаниями поделюсь и я...
Свою судьбу я связал с журналистикой благодаря сочинительству. Слал свои стихи в разные газеты ещё со школьной скамьи, но только в пропахших типографским духом стенах редакции Лодейнопольской газеты «Ленинская правда» многое повидавший журналист Александр Шмырин предложил мне в далёком теперь 1985 году перейти на прозу жизни заметками о рабочих крупнейшего в городе предприятия. Редакционные коллективы того времени всегда нуждались в рабкорах, а у меня появилась возможность видеть на газетных полосах свою фамилию, что в юности, конечно, вдохновляет. Но до сих помню, что далеко не всё написанное даже от души принималось коллегами по производству благосклонно. Искренне похвалил вкусный обед в рабочей столовой, а более привередливые женщины мой восторг не разделили, выразив несогласие прямолинейно, по-рабочему. Кто-то иронизировал, кто-то мог и нагрубить по поводу неточностей публикации.
Это уже потом, когда после службы в армии с опытом публикаций в военной прессе, я стал штатным сотрудником «Ленинской правды» и вместе с корреспондентом радио Валерием Татаровым делал репортажи про браконьеров и других не очень хороших героев своего времени, на мою голову сыпались угрозы не только побоев, но и убийства. А мы не боялись, продолжая участвовать в рейдах и копать факты о злодеяниях в той или иной сфере нашей тогда еще советской перестроечной жизни. Зато свежие номера «районки» с нетерпением ждали почти в каждой лодейнопольской семье, чтобы прочитать про новые расследования, увлечься с автором репортажной строкой или посмеяться над очередным фельетоном. Популярной стала тогда рубрика «Дежурный телефон», в рамках которой земляки в определенные часы задавали свои наболевшие вопросы, а мы потом упорно искали на них у ответственных за ту или иную сферу лиц ответы. Теперь признаюсь, что к концу каждого часа подобного общения с отчаявшимися людьми жизнь в родном краю мне казалась крайне неблагополучной и требовалось время, чтобы вновь стать оптимистом.
Порой помогали и довольно забавные письма в редакцию, которыми поручено было заниматься именно мне. Нередко приходили и кляузы на соседей. До сих пор помню письмо одной бабушки, которая в деталях описывала ночные шумы из соседней квартиры, создаваемые семейной парой. Бдительная старушка звала на ночь корреспондента к себе, чтобы вместе убедиться в слишком долгом скрипе кровати за стенкой и писала с негодованием: «Они же до самого утра стонут и скрипят, ей даже руки некогда помыть, а она в магазине продавцом работает…»
Популярной была и рубрика «Журналист меняет профессию», в которой мы после рабочего дня в том или ином амплуа описывали то, что пришлось испытать на себе. Тогда трудным оказался 12-часовой день продавца в продовольственном магазине с привычными очередями за повсеместным дефицитом, не менее утомляющими были и будни почтальона с тяжёлой сумкой на ремне, в которой было много писем, газет и журналов, а собаки и тогда в некоторых дворах вели себя недружелюбно. Удалось полетать над Свирью и на «кукурузнике» во время воздушного патрулирования пожарной обстановки в лесах и посидеть в засаде с милиционерами… Были тогда и протесты с голодовками, и вызовы на ковёр к партийному начальству…
Моим первым редактором был Александр Борисович Ставицкий, который стал руководить газетой «Ленинская правда» после легендарного Сбитнева Николая Захаровича, работавшего до того редактором в «Гатчинской правде», также связанной с довоенной редакцией Лодейного
Поля, а в последние десятилетия творческой биографии в Сосновом Бору. Удивительным совпадением считаю, что я, как и Сбитнев, поступил учиться на факультет журналистики, с которой связал всю свою последующую жизнь, после службы в армии. Ставицкий был чутким редактором,
многому меня научившим. При всей своей загруженности и сложных отношениях с партийным руководством того периода, конфликтах в самой редакции, он оставался романтиком, мечтающим о писательском успехе, показывал свои военные рассказы, которые так и не переросли в
литературное ремесло.
Запомнилось, что в нашей редакции публиковались сразу три Петра, и поэтому в шутку газету называли не только местной сплетницей, но и «Петровской правдой». Пётр Павлович был неутомимым сельским корреспондентом, приносившим свежие репортажи с самого утра. За его плечами были схватки с лесными братьями в Прибалтике, поэтому нрава он был сурового, мог вспылить по любому поводу. Еженедельные планёрки с его участием порой превращались в нечто угрожающее по накалу страстей, ошарашивая меня поначалу грубостью интеллигентного сообщества. Пётр Васильевич был наоборот очень сдержанным в своих оценках и как раз смягчал острые моменты рассудительностью. Как оказалось, после войны он с благодарностью носил сапоги, сшитые моим дедом-сапожником.
Эти Петры в штыки восприняли мою несвоевременную идею переименовать газету «Ленинская правда» во что-то более близкое нашему краю и нейтральное по политическому направлению. Время перемен пришло, когда я уже работал в другом месте. Многое можно вспоминать, согревая душу добрыми событиями и перелистывая старые подшивки, в которых встречается и моя фамилия. Тогда, на мой взгляд, местная газета была по-настоящему живой и близкой читателям, быть может, лучшей за весь её долгий век. И я рад тому, что перечитывая свои заметки, статьи и репортажи прошлого столетия, не стыжусь их, так как писал от души о жизни и бедах своих земляков, не взирая на идеологические установки сверху.

← Назад к списку новостей