Народная история Присвирья
08.01.2019
НАРОДНАЯ ИСТОРИЯ ПРИСВИРЬЯ
Обращаемся к землякам с просьбой помочь в сборе воспоминаний старожилов о довоенной жизни на свирских берегах. Пока они живы, ещё есть уникальная возможность сохранить бесценные крупицы народной памяти о нашей истории, которые для краеведения очень важны.
Можно записать рассказы о былой жизни на телефон или в блокнот, готов встретиться с теми людьми, которые готовы поведать о житейских историях своей семьи.
Для примера предлагаю ознакомиться с рассказом Нины Васильевны
Воскресенской, записанным Ольгой Мокиной:

«А вера в Бога из народа постепенно уходила. Я помню, что в мое детство в каждой избе на Варбегах иконы в красном углу висели. А над иконами - обязательно вышитый рушник. У мамы с тётей в кухне и в большой комнате иконостасы со старинными иконами были сделаны. У каждой - свой. Мама на кухне спала, а тётя в большой комнате. Утром и вечером они молились. Мама на кухне, а тётя - в комнате. Пока не помолятся - день не начинали. А вот в церковь не ходили. Тогда церкви все закрыли были и разрушены. Одна только и сохранилась - в Важинах. Тетя туда ездила на попутках два раза в год - на Рождество и Пасху. Автобусы не ходили. Уедет и нет её целый день. Мы, помню, волновались, время тогда неспокойное было, нападали, грабили, убивали. Мы даже на станцию толпой ходили - боялись по одному. Тогда через парк на станцию Погра тропинка шла, по тропинке можно было дойти до путей, а там по путям ещё несколько километров. Так и тащились все гурьбой с деревянными чемоданами. Даже с Варбег и Святухи на станцию пешком ходили. Потом уж Пазики пустили.
А комсомольцев, помню, вызывали на собрания и стыдили, что они на крестный ход пошли на Рождество или Пасху. Обязательно находился тот, кто доносил. Тётя беспартийная была, потому ездить в церковь не боялась. Помню, говорила:
- Хорошо, что Таньку не послушала и в партию не вступила, а то бы в церковь теперь не зайти было.
А мама моя дома молилась, её укачивало, на попутках ездить она не могла. Только перед самой смертью сказала:
- А знаешь, тётка, (она сестру так называла), Бога-то, кажется, нет…
- Это почему это, бабка?
- А вот прожили мы с тобой жизнь и ничего кроме страданий не видели. А зачем Богу наши страдания? Какой в этом смысл? Поэтому и нет его, наверное. Партийцы-то правы.
И когда мама умерла, мы не отпевали её даже. Везти в Важины было не на чем. Я пригласила соседок обмыть и одеть, мужчины в это время из досок настил сколотили, поставили на табуретки посреди комнаты, и мы её чистенькую и одетую на эти доски и положили. Бабушек пригласили, они почитали что-то. А соседи на этот настил денежек нам наносили: кто рублик, кто два, тогда такой обычай был. Собрали, как сейчас помню, 136 рублей. Так их не только на похороны, но ещё и на сорок дней хватило. Хорошо мы маму похоронили. Все Варбеги собрались…»

← Назад к списку новостей