Расстрелянная любовь
22.02.2018
РАССТРЕЛЯННАЯ ЛЮБОВЬ
(Приграничная трагедия)
Казалось бы, для великой любви не может быть никаких неодолимых преград, но в судьбе карела Ивана Германова из приграничной деревни Пертозеро Олонецкого района государственная граница стала роковой. Она ещё в семнадцатом веке так разделила многие семьи и родных, став рубежом между Россией и Швецией, что разбираться в международных скандалах приходилось русскому царю с воеводами и шведскому королю с приграничной охраной. Менялись очертания стран и устои в них, а люди продолжали тайком ходить к зарубежной родне в соседние деревни.
Вот и молодой музыкант Иван, гордый умением делать гармони, влюбился в свою Настю, не думая, что верность родственным связям принесёт беду. В начале 30-х годов его родной брат и отец жили на финской стороне, хотя и совсем рядом. У него было три родных брата. Двое занимались в своей артели музыкальных инструментов, делая отлично звучащие гармони. И они находили редкие и опасные возможности для тайных встреч, чтобы обсудить за бутылкой русской водки житьё-бытьё и насмотреться друг на друга.
Про одну из таких встреч кто-то бдительный доложил в НКВД. Вскоре 25-летнего Ивана арестовали и обвинили в контактах с финскими шпионами. Якобы они хотели через него выяснить, сколько на строительстве ГЭС на Свири пушек и войск. Это при том, что там было немало рабочих из Финляндии, способных передать нужные данные через свои связи. Суд был скорым и по тем временам ещё не кровожадным. Молодому отцу двоих маленьких детей дали десять лет Сиблага и отправили долгим и трудным этапом под Новосибирск. Можно только представить, что он чувствовал в эти недели в столыпинском вагоне с другими зеками.
И видимо, так сильна была его любовь и тоска по родной деревне и жене Анастасии, что он вскоре смог из лагеря сбежать и, преодолев тысячи километров опасного побега, добраться тайком до своего дома. ПОнимая, что за бегство его приговорят к смерти, Иван хотел очень срочно уйти с семьей за границу, но Настя не решилась на опасный переход через границу с маленькими детьми и отпустила Ивана, чтобы он смог устроиться в Финляндии, а потом забрать их к себе. В их последнюю встречу Анастасия забеременела третьим ребёнком. Их третий ребёнок родился через девять месяцев, что послужило подтверждением доноса о появлении беглеца в родном доме. Иван, после всех испытаний и проверок финской полиции, меняет имя, став Йоханесом Пирьянтии всё надеется на воссоединение их семьи, на встречу с любимой женщиной. Он не знал ещё, что Настю арестовали. Давление на молодую женщину было привычным и, наверное, жёстким. Она признаёт вину и вскоре её расстреливают, не волнуясь за осиротевших детей, с тревогой и болью ждущих маму в опустевшем доме.
И можно только представить, какие глубокие многолетние страдания испытал Иван Петрович, узнав о её гибели по его вине. Он мог бы, наверное, найти созвучие глубокой душевной боли в протяжных звуках своей гармони или написать о своих размышлениях целую книгу, как и о каждом дне своих испытаний. Его внучка Наталия написала: Мой милый и родной человек- мой дед Йоханес Пирьянти, он же Германов Иван Петрович... Детей своих осмелился найти лишь в 60-е, спустя 30 лет...
Чужбина стала Родиной. Я помню первый приезд деда в Видлицу после той роковой разлуки- выйдя из поезда он вдруг встал на колени и стал землю родную целовать. Меня так сильно это потрясло, я за секунду познала, какой глубины бывает любовь к родной земле. Конечно, его реабилитировали, не за что было судить. И дети выжили в немыслимых страданиях . Однажды он сказал мне: " Я мог бы описать всю свою жизнь, каждый день той страшной разлуки с семьёй, каждый день жизни на чужбине , но не бывает таких толстых книг"...
А рассказать по крупицам успел. Мой дядя Пекка Раудасмааа записал эти беседы. Готовится к печати в Хельсинки книга о моём деде. Меня всегда волновал вопрос, как можно было это пережить и не сломаться? А ведь ему почти всё удалось! Выжили и выросли русские дети. Ещё трое родились в Финляндии. Финская жена Энни Пирьянти, родившая ему ещё двоих сыновей и дочь, тяжело и безнадёжно заболевшая страшнейшим полиартритом, требовала постоянного присутствия рядом.
Что помогло выжить деду? Музыка! Да, и любовь к тому. что эту музыку создаёт, к музыкальным инструментам. Он стал замечательным мастером-самоучкой, изготавливающим гармони, баяны и аккордеоны . В своей кустарной мастерской ручным трудом он создавал чудесные инструменты. В Финляндии ему присвоена личная марка - лейбл " Пирьянти". После смерти деда его мастерскую со всеми инструментами поместили в экспозиции культурного центра г. Тампере."
Удивительна эта трагедия любви на родной земле, с которой Ивана разлучила государственная граница и удивительно то, что он не ожесточился сердцем, не мстил тому государству, которое лишило его Родины и оставил на земле добрый след своим талантом уникального мастера.

← Назад к списку новостей