Тишин Конец: колхозное детство
12.12.2017
ТИШИН КОНЕЦ: КОЛХОЗНОЕ ДЕТСТВО
В неторопливых беседах со стареющими людьми замечаю, как бережно перебирают они в кладовой своей житейской памяти детские годы, отчётливо и до тонкостей пересказывая события более чем полувековой давности. Вот и Анатолий Павлович Мимашев задумчиво смотрит в ту неизвестную мне временную даль и вздыхает протяжно, видимо, тоскуя по старому отцовскому дому на крутом берегу Озерского озера и друзьям послевоенной поры:
"А вообще жизнь в деревне, хоть какая ни трудная, но весёлая была. Одеть-то и нечего нам было в детстве, а как выскочим на мороз и вот таскаемся вокруг полена. Кто собьет его, тот и выходит, согревала нас эта забава. Было детворы в нашей деревне Тишин Конец, считай со мной, под два десятка. С 1938 по 1941 годы рождения ватага наша была.
А деревня наша вдоль озера на километр тянулась. Зимой брали мы колхозные сани. С нашей крутой горы на них катались. Набьётся в них ребятни, толкнёмся с самой вершины, и летим с криками и смехом вниз. А гора-то вся с уклонами да впадинами. Хорошо на них подскакивали и докатывались до другого берега озера. В то время и лопат не было в деревне широких, никто снег не чистил, его утаптывали.
Сосед наш Игнат Тимофеевич уже старым был,но крепким... Как-то сижу на заборе, а он меня хвать за ворот, положил головой на колено, выхватил из-за пояса топор и кричит «Отрублю голову, стервец!» Сильно меня напугал, а отец мой из окна эту расправу наблюдал, но так и не вышел. Внучку я соседскую тогда обидел, Галю. А она деду и пожаловалась...
Помню, стожки маленькие были, а морозы под 50 градусов. И снега было столько, что от крыши до крыши заметало. Женщины наши вытаптывали траншею, чтобы лошадь могла до стожков пройти, одна дуга виднелась, такие были снега. А мы на зимних каникулах хвою для колхозных коров добывали. Не хватало кормов на колхозной ферме. И рук рабочих не хватало. Картошка на нас, на детях была в колхозах. Посадят её, а нам вспахать нужно, окучить, а после окучника руками всё сгрести. Много было работы тяжёлой...
В годы войны райсовет был вывезен в Озёра. Пришёл туда мой будущий зять, 13-летний сын сосланного на Соловки и сгинувшего там Константина, который отказался вступать в колхоз. Оставшийся без отца и матери подросток просил в райсовете: «Дайте мне работу! Мне еще две сестры младшие надо кормить..." Его отправили в Ярославичи скамейки делать...
Помню, как гостей все любили принимать. Рыбы наловят, нажарят, ухи наварят, барана зарежут. Напрядут женщины всего, всю деревню созовут, такие доброжелательные были… И были мы свидетелями чудесных любовных сцен на сенокосах, но об этом не буду рассказывать...
Говорили все по-вепсски, а в школе русский язык учили. А потом стали забывать родной язык. Я с 1973 года живу в других местах, стал некоторые слова уже забывать...
В год по три раза приезжаю в деревню, а дом отцовский сгорел. А простоял 150 лет. Я его трижды перекрывал, дранку с отцом делали, когда в восьмой класс ходил. За Сарозером, под горой, мельница была, на ней и приспособили дранку драть. Осины навалим нужной толщины, чурочек напилим, на телегу загрузим и туда везём. И в соседних Пёлдушах мужики дранку драли на мельнице...
А ручей-то один. Раз делаем мы с отцом дранку, вдруг вода перестает идти, останавливается наша мельница. Сажусь верхом, еду в соседнюю деревню, плотину открываю и тороплюсь обратно, отцу подсоблять. Пока еду, напор есть, начинаем строгать дранку, опять воды нет. Там тоже мужики в это время дранку делали на своей мельнице, плотину перекрывали...
А дело было трудное, но не хитрое. Полено положишь и идёт нож, на 40 миллиметров строгали щепу. И 40 сантиметров длиной, Крыли на крыше ряд этой дранкой, потом сантиметров 6-8 припуск, второй ряд, третий…Соберёшь, бывало, с деревни пацанов в помощь, за день одну половину крыши покроем, за второй день - другую. Дружно жили, помогали соседям. Из сосны дранку делали, а мы с отцом - из осины. Долго такая крыша не протекала.Отец у меня был очень хозяйственным. Всё умел делать и меня с малолетства приучал. Всякого было у него инструмента, у кузнеца он заказывал. Мы с ним и бревна на доски распускали ровно. Была у него пила метра полтора. Он наверху на козлах стоит и посыл дает, а я снизу дёргаю. За вечер 6 досок получали...
Он на двух озерах лодки держал. И я всю жизнь рыбалкой увлекаюсь. Скоро уже пойдёт девятый десяток, а рыбу ловлю..."

← Назад к списку новостей